Вячеслав Константинович Десятков (1947 – 2002 гг.)

 

Вячеслав Константинович Десятков

Старший научный сотрудник лаборатории радиоэлектроники Казанского государственного университета. Ведущий научный сотрудник ЦСМРнефть при АН РТ. Руководитель промысловых и экспериментально-теоретических исследований гидродинамики процессов нефтеизвлечения из карбонатных коллекторов. Один из инициаторов и организаторов промысловых работ, направленных на определение оптимальных параметров упруго-циклического воздействия на продуктивные трещиновато-поровые пласты с целью увеличения их нефтеотдачи. 

В.К. Десятков родился 1 октября 1947 г. в Казани. Закончив с серебряной медалью физико-математическую школу, поступил на физический факультет Казанского государственного университета. После защиты диплома вначале работал в электрофизическом институте, но в полной мере свой научный потенциал В.К. Десятков реализовал на кафедре радиоэлектроники КГУ в составе группы под руководством профессора Н.Н. Непримерова.

 В 1990 году Вячеслав Константинович в поисках путей и средств для реализации научных разработок выходит на главного геолога объединения «Татнефть» Р.Х. Муслимова, убеждает Рената Халиулловича в перспективности своих подходов к оптимизации режимов работы скважин, эксплуатирующих залежи нефти в карбонатных коллекторах и, заключив соответствующий договор, сформировал под его исполнение свою научно-исследовательскую группу. С 1991 по 1994 годы он проводит гидродинамические исследования (ГДИ) на площадях НГДУ «Ямашнефть», «Лениногорскнефть» и «Альметьевскнефть».

В качестве суммирующего вектора научно-практических изысканий эта группа определила оптимизацию режимов разработки залежей углеводородного сырья в карбонатных коллекторах, которые, по мере выработки основных запасов «легкой» девонской нефти, все в большей мере позиционируются в качестве наиболее перспективных кладовых «черного золота» Татарстана третьего тысячелетия. 

Начиная с 1993 года, группа Десяткова все более тесно, организационно и творчески, сотрудничает с Центром, закладывает теоретические основы физико-математической модели процессов фильтрации. Многое им делается впервые. Так Вячеслав Константинович выступает с инициативой не просто проведения ГДИ на объектах силами своей группы, но и обучения специалистов цеха научно-исследовательских и промысловых работ (ЦНИПР НГДУ «Альметьевскнефть», «Бавлынефть») самостоятельному проведению аналогичных исследований. В 1994-1997 годах первым в Татарстане планирует и внедряет в практику проведение круглогодичных (в отличие от общепринятых летних) полевых исследований. Именно в то время его группой были оборудованы первые зимние «стоянки» для ГДИ на объектах НГДУ «Лениногорскнефть» и НГДУ «Азнакаевскнефть». 

В.К. Десятков активно участвует в проектировании и конструкторской проработке технического, регистрационного и программного обеспечения для проведения промысловых работ. И в 2000-2001г.г. под его руководством разрабатывается программно-технический комплекс для замера технических показателей нефтедобычи (АКЗТПН). Все это, не имея «громкого имени», которое бы помогало ему «заражать» производственников своими идеями и хотя бы вовремя получать причитающиеся средства, он выносил только на своем энтузиазме, на своих воистину могучих плечах.

Вячеслав Константинович Десятков, «дядя Слава», как его называли ученики, был беспредельно предан своему делу, Науке. Так в мае 1994 года в рамках научного семинара по прикладным задачам подземной гидромеханики в Центре рассматривались отчеты по договорам «Отработка технологии заводнения карбонатных коллекторов турнейского яруса» (заказчик НГДУ «Альметьевскнефть») и «Выбор оптимального режима воздействия в карбонатных коллекторах» (заказчик НГДУ «Лениногорскнефть»), научным руководителем которых был В.К. Десятков.

Было отмечено, что выполненная работа:

  • в постановочном плане интересная, дает материалы для формирования гидродинамических схем и математических моделей фильтрации жидкостей в трещинно-поровой среде (зав. кафедрой аэрогидромеханики КГУ д.ф.-м.н. профессор Ю.М. Молокович);
  • чрезвычайно важная, карбонаты – это не поднятая целина и нужно ее поднимать (ведущий геолог ЦСМРнефть, к.г.-м.н. Р.С. Касимов);
  • выполнялись в очень трудных финансовых условиях...и вопрос стоит не только не об усилении, как и должно было бы быть, а хотя бы о выживании группы В.К.Десяткова (директор ЦСМРнефть, к.ф.-м.н. Ю.А. Волков).

...Последняя «точка», на которой В. К. Десятков проводил промысловые исследования – опытный участок Акташской площади Ново-Елховского месторождения. Здесь руководитель группы буквально пропадал месяцами, жил в вахтовом вагончике. Здесь Вячеслав Константинович и ушел из жизни метельным февралем 2002 года. Не выдержало сердце... 

...При всей фанатичной преданности, предельной самоотдаче Делу, Вячеслав Константинович Десятков не был фанатиком. Он слишком любил Жизнь, людей и своих близких, и молодых специалистов, только вступающих на тернистый (особенно в эпоху перемен) путь служения Науке. Любил музыку. На «точках» не расставался с гитарой, легко и охотно музицировал, подбирал мелодию на полюбившиеся стихи. Играл на кларнете, баяне. Был первой бас-гитарой университетского «Орфея», одного из первых казанских ВИА...Во всем стремился, как сказал Пастернак, «дойти до самой сути. В работе, поисках пути, в сердечной смуте. До сущности протекших дней, до их причины, до оснований, до корней, до сердцевины....»

ВОСПОМИНАНИЯ О В.К. ДЕСЯТКОВЕ:
Наил ДАМИНОВ, главный геофизик по термогидродинамическим исследованиям скважин ОАО «ТАТНЕФТЕГЕОФИЗИКА»: 

С Вячеславом Десятковым мне посчастливилось поработать в конце 70-х прошлого столетия в Южноуральской промыслово-геофизической экспедиции на освоении Оренбургского газоконденсатного месторождения. Месторождение в ту пору обладало аномально высоким пластовым давлением, в продукции скважин присутствовал сероводород, газ нервно-паралитического действия. В связи с этим был ряд смертельных случаев, положительного опыта работы с сероводородом не было, обычная сталь «съедалась» через сутки-двое, превращалась в труху, не было ни кабеля, ни аппаратуры под сероводород. Наша группа разрабатывала аппаратуру, методики, использовала оригинальный кабель (разработка кафедры радиоэлектроники КГУ), что позволяло нам работать в условиях сероводорода, в условиях высоких давлений. Этот кабель мы применили в условиях Оренбурга и получили нормальный результат. Нас реорганизовали в Казанскую тематическую партию ВГО «Союзгазгеофизика». 

Группа была организована, кажется, либо в 76, либо годом позже. Я пришел в нее в 78. Все мы там свободолюбивые собрались, но кто-то умел подчиниться воле руководителей, а кто-то нет... 
Наши идеи были неординарными и с трудом пробивали себе дорогу. Слава – мужик, одержимый идеями, и голова хорошо работала. Он был владельцем 9 патентов – мы смеялись, что он «девятков», а не Десятков. Человек был увлеченный...И про него можно сказать: жить – так жить, любить – так любить, пить – так пить, петь – так петь, а пахать – так пахать...Все остальное, в тот момент, когда была поставлена задача, для него не имело значения. Естественно, наша жизнь была не сладкой. Вечная грязь, готовили еду сами, на паяльных лампах: нужда заставит, многому научит. Хотя, когда мы работали « на газу», то могли неделю отработать, и пару дней передохнуть, у костра посидеть, рыбу половить, ухи наварить. Поговорить по душам - люди были одного уровня. Мы со Славой общий язык находили, хотя иногда и цапались, а где-то одну песню пели. По стилю слишком разные люди – я немного педант, в нем это отсутствовало, он посвободнее был, ближе к людям искусства... Когда он ушел, мне было жалко, после этого и начался распад группы ... Можно иметь степень, и быть неуважаемым. А можно и не защитив диссертацию иметь нормальный человеческий авторитет, подкрепленный хорошей работой. В этом отношении сегодня легче. Хорошо работаешь, ты уже признан. Если ты признан, это и приятно, и компенсирует все неудобства, бытовые, жизненные...Жаль, что Слава Десятков рано ушел из жизни. 

Сергей Павлович ЕВТУШЕНКО: 

Мои пути с Десятковым пересеклись в 1988 г.Раньше просто встречались на кафедре у Н.Н. Непримерова (тогда коллектив насчитывал где-то порядка 70 человек). Десятков пришел к Непримерову кажется в 1986 году. До этого он работал с Анатолием Ивановичем Марковым, выезжал в экспедиции на газовые месторождения под Оренбург. Но я об этом периоде ничего не знаю. Более близко познакомились летом 1988-го, в экспедиции на Шугуровском месторождении. Наша кафедра проводила замеры по договору Николая Николаевича с НГДУ «Лениногорскнефть». Жили все в лагере под Лениногорском, около 30 человек «выездных» сотрудников, Десятков был человек общительный, хорошо пел, играл на гитаре. В то лето мы проводили эксперименты по периодическому воздействию нагнетанием на сильно обводненные скважины (шла «чистая» вода, после воздействия появилась нефть). На экспериментальной ячейке скважины были часто пробурены, расстояние между ними около 100 метров (если 300-350, то фильтрационная волна быстро гаснет), что позволяло проводить 6-часовые эксперименты. Тогда мы с Десятковым еще не сотрудничали, даже выполняли разные задачи. Позже у нас появились совместные публикации, мы вместе выезжали в Бугульму на конференцию. Десятков был очень силен как экспериментатор. ...Идей экспериментаторских у него было достаточно. Он сам, безо всякого задания, стал делать пробы воды. 

Защитил ли он диссертацию? Знаю точно, что она у него была сделана...Еще по материалам «газового» периода своих исследований...Ездил с ней в Москву, получил замечания в каком-то профильном НИИ – и забросил ...До защиты дело не довел. Да к тому же, последние годы он работал уже не на газовых, а на нефтяных месторождениях. 

Наталья ХРИСТОФОРОВА, доктор геолого-минералогических наук, главный редактор журнала «ГЕОРСУРСЫ», главный научный сотрудник кафедры радиоэлектроники Казанского государственного университета: 

Коллега, товарищ по работе...Обычно в эти слова не вкладывают особого смысла. Это не друг, не родственник, не близкий человек. Но, работая с кем-то долгие-долгие годы, мысленно определяешь его сущность. На фронте это делается однозначно – «пойдешь ли ты в разведку с этим человеком». А в тылу? 

Слава Десятков из тех, с кем в разведку идти очень интересно. Он был очень сложный и необычный человек. Умный, эрудированный, талантливый от природы. Порой удивлялась – почему другие этого не находили? Потом поняла – раскрывался Слава далеко не каждому и не сразу. Внезапно, иногда – случайно, это мог быть просто услышанный со стороны разговор... 

Я общалась со Славой и в университете, на кафедре, и в экспедиции, в поле. И испытывала всегда к нему глубокое уважение. Он был старше меня и по возрасту, и, если так можно выразиться, по положению. Потом наш статус выровнялся, и в научной работе, и в поле, где мы оба стали руководителями экспедиционных экипажей, позже – самостоятельных научных экспедиций. И меня всегда почти по- детски радовало, что я чувствовала в ответ от Славы такое же уважение к себе. 

...Все, кто работал со Славой Десятковым, поражались его работоспособности. Так, например, характеризует его тогдашний заведующий кафедрой радиоэлектроники профессор Н.Н.Непримеров: - В.К.Десятков работал очень много, в любые времена...Практически, он тянул на себе работу большой группы. 

У Славы всегда была «прорва» идей, часть которых он публиковал в виде патентов или статей, а большую – просто рассказывал, увлеченно и заразительно...Извините за банальность сравнения, но мы, как поезда-экспрессы, несемся по параллельным рельсам. Бесконечно жаль, что его экспресс разбился в пути... Слишком много было опасных поворотов, крутых подъмеов. Слишком много на пути нагромождений и преград, но не из камней и деревьев, а из непонимания, фальши, какой-то неконкретной бессмысленности того, что делаешь. И сомнений, сомнений в том, что все, что ты делаешь, это того стоит... 

Обычно про ученого говорят, что он «внес значительный вклад» в развитие той отрасли науки и техники, в которой трудился. Всегда казалось, что Слава свершит в науке что-нибудь грандиозное. И он, видимо, сделал это. Может, не обо всем успел рассказать, опубликовать и так далее...